Лента новостей

Популярное

Из воспоминаний ветерана Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 гг., инвалида II группы Беслана Викторовича Цкуа

2270
29 Августа 2013

Свой боевой путь  я начал с  Абхазской гвардии, созданной по инициативе первого президента РА Ардзинба Владислава Григорьевича. Гвардия насчитывала более 100 человек, и в ее задачи входила охрана многих стратегических объектов, таких как аэропорт и др.  С Шицкуары  нас было 25 человек.  Когда началась война, я пошел добровольцем на фронт, как и многие другие. Тогда было самое главное - не допустить дальнейшего продвижения  вражеских войск.  

С самых первых дней войны было понятно, что боевая  мощь противника во много раз превосходит нашу. Но это никак  не сказывалось на боевом духе людей.  Я думаю, даже, наоборот,  в каком-то смысле это сплачивало. 

Первый бой я принял 15-16 августа в районе Лечкопа. Группа насчитывала 25 бойцов,  оружия не было.  В это время грузины уже взяли Сухум. Уже были первые жертвы, двоих наших ребят убило. Мы приняли решение по одному уходить. Так получилось, что я оказался фактически в грузинском оцеплении один. Сутки просидел  в овраге. Тогда же я понял, что лучше смерть, чем плен. Положение было такое, что выйти из окружения не представлялось возможным. Грузины проверяли дома местных жителей в поисках абхазов. Поэтому, я снял чеку с гранаты и  держал  ее  в руке,  на случай если меня обнаружат.  Думаю, что эти сутки были одними из самых сложных в моей жизни.  Но я оказался удачлив, или как говорят, родился в рубашке. Меня заметил местный армянин. Я показал ему знаком, чтобы он не выдавал меня. Он прошел в сторону грузин и отвлек их внимание.  Так я смог выбраться. Кое-как добрался до реки Гумиста, и сутки просидел в доме другого армянина. К вечеру там же встретил своих ополченцев, вместе мы ночью перешли Гумисту. 

Конечно, мне  запомнился день, когда я убил первого врага. Это было во время боя в районе Кутишхи. Грузины продвигались на  танках. Во время боя нашу медсестру Лиану Топуридзе взяли в плен. Ближе к вечеру, когда бои стихли, мы с группой в 40 человек пошли ее освобождать. Тогда-то я и убил первого грузина, как сейчас помню, с 400  метров. К огромному сожалению, мы не  смогли ее спасти. Как мы потом узнали,  они ее вывезли в  Сухум  и расстреляли.

Знаете, несмотря на то, что уже прошло 20 лет с тех событий, очень сложно все это вспоминать. Кажется, что это было вчера. Страшные бои за  Каманы, Шрому. Там каждый дом был как крепость. Столько ребят наших полегло. Наш Эшеро-Афонский батальон фактически первым отбил  Каманы.  Затем стали подтягиваться остальные.   Когда же начались бои за Шрому, то впереди нас шла группа казаков до  10 человек. Так вот, из этих 10 человек только 1 остался невредим. Остальные погибли или были тяжело ранены. У нас в группе было 8 человек.  Практически все тоже получили ранения. В этом бою меня первый раз контузило, а моего товарища Беслана Квеквескири сильно ранило в ногу,  он также потерял глаз. Не знаю как, но я умудрился его еще и вытащить.  Бои продолжались, а меня отправили в госпиталь в Гудауту. Правда, пролежал я там не долго – сбежал.

Вторую контузию получил во время освобождения Сухума. В районе  села Ачадара  развернулись сильные  бои. Как сейчас помню, на одной из улиц в грузинском доме находились два  пулеметчика. Они обстреливали нас, и мы никак не могли продвинуться  дальше. Мне и еще двум русским ребятам был дан приказ уничтожить их. С нами был наш командир, которого мы называли «21-ый».  После уничтожения противника, наступление продолжилось.  Мы отвоевывали буквально каждый сантиметр. Со всех сторон нас обстреливали, особенно в районе Универсама,  так как  в высотках сидели пулеметчики. В районе вокзала мне и моему товарищу Амаба был дан приказ уничтожить  грузинский танк, чтобы обезопасить по возможности дальнейшее продвижение. Выполнить приказ не получилось, так как Амаба получил серьезное ранение, а  я  -  контузию.     

Новость о том, что наши войска вышли к границе по реке Ингур я узнал от своих товарищей.  Конечно, было жаль, что меня с ними не было. Но в то же время, я был безумно горд и счастлив, за то, что мы смогли освободить свою Родину.  Наша победа досталась нам неимоверной ценой, столько ребят полегло.  Немало добровольцев сложило головы за нашу свободу и независимость; они по велению своих сердец приехали нам на помощь. Мы никогда этого не должны забывать!

Светлая память погибшим!  


Возврат к списку

Погода
Яндекс.Погода
Курс валют
Социальные сети
Реклама
Информационные партнёры