Лента новостей

Популярное

Они поклялись защитить Абхазию. И были верны этой клятве

1990
15 Августа 2013
15 августа – День добровольца

В первые же дни грузино-абхазской войны 1992-93 гг. Конфедерация горских народов Кавказа (КГНК) призвала народы Северного Кавказа встать на защиту Абхазии. 15 августа председатель комитета самообороны КГНК Султан Сосналиев, прорвавшись с группой добровольцев через все кордоны, прибыл в Гудауту. Вот почему этот день, 15 августа, и был позднее объявлен Днем добровольца. На помощь Абхазии стали прибывать посланцы из всех северокавказских республик, из других регионов России и дальнего зарубежья.

Организация же и функционирование Оперативного штаба (ОШ) Конфедерации народов Кавказа в самой Абхазии, в Гудауте связаны с прибытием сюда президента КНК, кабардинца Мусы Шанибова 19 октября 1992 года.

Напомним, что тогдашняя ельцинская Россия всячески помогая Грузии, делала все возможное и невозможное, чтобы предотвратить проникновение в Абхазию конфедератов из Северного Кавказа, лишить абхазов военной и всякой другой помощи. «Конфедерация горских народов Кавказа – организация, созданная лишь на бумаге, это «бумажный тигр», – ухмылялся Шеварднадзе еще до начала войны, – а по этой причине она не сможет оказать Абхазии практическую помощь. Что же касается абхазов, то против них я поставлю под ружье миллион грузин».

Однако Конфедерация стала грозной силой против грузинских оккупантов. Штаб ее в Гудауте, ставшей в период войны фактически столицей Абхазии, явился объединяющим центром для всех добровольцев, прибывавших сюда…

Вспоминается, как 20 октября во Дворце культуры состоялась торжественная встреча Мусы Шанибова с общественностью Гудаутского района, с воинами, а также с беженцами из Очамчырского района и Ткуарчала. В тот же день была проведена пресс-конференция с Шанибовым в штабе Народной партии Абхазии, председателем которой я был. Обсуждались планы совместных действий Народной партии Абхазии с КНК в условиях войны.

Под девизом «Победа Абхазии – Победа Кавказа!» Муса Шанибов развернул энергичную деятельность. Мы встречались с конфедератами-добровольцами, разработали устав, положение и структуру, цели и задачи Оперативного штаба, в котором мне было поручено руководство пресс-службой. Для учета и ведения документации на каждого добровольца, засвидетельствования их подвигов были приглашены в штаб Ляля Чамагуа, Лиля Хагба, Цира Габниа, Эмма Анкваб-Цвинария, Ирина Агр6а и др.

На базе Гудаутской типографии с моим участием было организовано печатание трех газет – печатных органов ОШ КНК: двух номеров «Апсадгьыл» («Родина» – на абхазском языке, для зарубежной абхазской диаспоры), четырех номеров «Конфедерации» – на русском языке (была приглашена для редактирования этого издания ветеран русской редакции книжного издательства Абхазии Люся Аргун), пяти номеров «Сосрыкуа» («Сасрыкуа» – абхазо-адыгской двухполосной газеты) во главе с редактором Зубером Бербековым (Бэрбэч), кавалером ордена Леона. В Сочи были заказаны реквизиты должностных лиц Конфедерации и штаба.

Добровольцы шли в Абхазию по зову сердца, откликаясь на соответствующий Указ президента и председателя парламента Конфедерации народов Кавказа Мусы Шанибова и Юсупа Сосланбекова. Указ предписывал всем штабам Конфедерации в северокавказских республиках обеспечить переброску добровольцев в Абхазию любыми способами, с тем, чтобы дать вооруженный отпор грузинскому агрессору. Из Шапсугии, Адыгеи, Черкесии, Кабарды, Чечни, Осетии, Дагестана, с Юга России шли нескончаемым потоком добровольцы – те, кто не мог равнодушно смотреть на трагедию абхазского народа, над которым нависла угроза полного физического геноцида, шли те, сердца которых были исполнены чувства справедливости, чувства кровно-братского генетического единства...

«Я – доброволец! По личному зову сердца добровольно объединяюсь по пути в Абхазию с теми, кто хочет остановить агрессию Грузии против мирного населения. Теперь защита Абхазии – наше неотъемлемое право и обязанность. Для нас теперь Абхазия – Родина!» – такую клятву давал каждый из них, отправляясь в Абхазию. «Все люди земли с чистой душой и совестью – с абхазами. Мы спасем Апсны, как спасали люди в свое время Гренаду, Испанию, Вьетнам и Кувейт», – писал Зубер Бербеков.

15 ноября 1992 года был тяжело ранен в ногу президент Конфедерации народов Кавказа Муса Шанибов. Оперативный штаб возглавил кабардинец Феликс Бекалдиев (впоследствии Герой Абхазии) – до его трагической гибели в вертолете над селом Латой, сбитом грузинскими фашистами 14 декабря 1992 года. После Бекалдиева во главе штаба встал адыгеец Амин Зехов, а 19 февраля 1993 года его сменил шапсуг Руслан Гвашев. Но 3 апреля его отправили на лечение, и Руслана заменил чеченец (вайнах) Андрей Ахядов. Но с 17 августа и до конца грузино-абхазской войны штаб вновь возглавлял Амин Зехов.

Было очевидно, что грузинский блицкриг не удался. К сентябрю 1993 года абхазы уже имели реальную возможность для взятия Сухума и разгрома грузинских военных группировок в Абхазии. И тогда впервые встал вопрос о вводе в Абхазию Миротворческих сил России, но это предложение было отвергнуто грузинами.

Между тем Владислав Ардзинба потребовал вывода всех оккупационных грузинских войск с территории Абхазии, а грузины стали ратовать за то, чтобы не допустить проникновения добровольцев из России в Абхазию. По требованию Грузии Генпрокуратура Российской Федерации возбудила уголовные дела против добровольцев, помогавших Абхазии – якобы «за подстрекательство к терроризму и диверсиям».

Но все это были тщетные потуги и обреченные планы. Ничего не помогло: задушить, поставить на колени абхазов и Абхазию не удалось. Долгожданная Победа восторжествовала!

Отметим, что добровольцы воевали на всех труднейших участках войны: выбивали оккупантов из Гагры, сражались на Гумистинском и Восточном фронтах, помогали осажденному Ткуарчалу, освобождали столицу Абхазии – Акуа (Сухум), преследовали позорно бежавших побежденных грузин до реки Егры (Ингур), были рядом с теми, кто водружал государственные флаги Республики Абхазия над Сухумом и Ингуром 27 и 30 сентября 1993 года... Воюя плечом к плечу с воинами Абхазской армии, добровольцы показали чудеса храбрости, мужества и отваги. Не перечислить всех бесстрашных легендарных сынов Кавказа, прошедших через Оперативный штаб КНК в Гудауте. Некоторые из них погибли. Только мне пришлось сопровождать тела 13 павших добровольцев к родным очагам. Их имена навечно вписаны в Летопись Славы Республики Абхазия и всего Кавказа...

Трудно себе представить Победу абхазского народа без реальной (во всем) помощи братских республик Северного Кавказа и Юга России, других регионов и диаспоры, без славных и мужественных добровольцев, в считанные дни вставших рядом с абхазами и отстоявших Честь и Независимость братского абхазского народа и его государственность.

«В этот критический час, когда решалась судьба Абхазии, когда стоял вопрос о том, быть ей или не быть, народы Северного Кавказа встали на защиту Абхазии»; «… и в этой святой борьбе мы опирались на братскую помощь народов Северного Кавказа, Юга России, всех честных людей мира...»; «... наша общая Победа – выдающееся событие в истории Абхазии и современной истории Кавказа...» – говорил лидер абхазской нации Владислав Ардзинба после войны.

Невозможно представить Победу абхазского народа и без самого Владислава Ардзинба. Нас учили, что история человечества развивается по своим законам и роль личности в ней не имеет решающей роли. Военно-политические события в Абхазии, развернувшиеся в 1992–1993 годах, неоднократно подтверждали другое: историю в немалой мере делают личности. Тогда, в августе 1992 года, когда встал вопрос – быть или не быть абхазскому народу, Абхазии, именно Владислав Ардзинба взял на себя всю эту архиважнейшую ответственность за судьбу страны. Смог бы кто-либо другой это сделать?! Блицкриг в лице грузинского воинства вдребезги разбился о сплав стальной воли Владислава Ардзинба и героизма защитников Абхазии...

Истоки всех бед абхазского народа в новейшей истории Абхазии в том, что в XIX веке большая часть абхазского этноса была депортирована в Османскую империю – Турцию. Если бы в Абхазии было больше коренного населения, то Грузия не напала бы и не оккупировала Абхазию в 1918 году, а позже Сталин и его подручные вряд ли взялись бы огрузинивать абхазов, нашу историю и культуру, осуществлять над нами геноцид и этноцид... Это же касается и ситуации в августе 1992 года, когда Грузия совершила агрессию.

После Победы в войне и признания независимости Абхазии Россией и рядом других стран у нашей страны появилась возможность для возвращения потомков махаджиров. И уже из одной только Сирии этнических абхазов – потомков депортированных в XIX веке абхазов – вернулось в этом году в Апсны до 500 человек. Это редкий по масштабам случай в мировой практике.

Фактически осуществляется постановление Парламента Республики Абхазия от 15 октября 1997 года «Об акте депортации абхазов в XIX веке», «признавшем массовое истребление и изгнание абхазов в XIX веке в Османскую империю геноцидом – тягчайшим преступлением против человечества», «депортированных абхазов в XIX веке – беженцами», и в котором содержалась просьба к Российскому государству об оказании необходимой политической, материальной и гуманитарной помощи процессу добровольной и беспрепятственной репатриации потомков депортированных в XIX веке абхазов (абаза) на свою историческою Родину – Абхазию… Кстати, как известно, потомки махаджиров были и в числе защитников Абхазии в 1992-93 годах.

Слава им и всем добровольцам! Вечная память тем, кто положил свои жизни на алтарь Победы абхазского народа! Низкий поклон родителям, воспитавшим таких славных, мужественных сыновей! Благодаря абхазским воинам и вставшим в один строй с ними добровольцам возродилось независимое, суверенное, де-юре признанное Абхазское государство – Республика Абхазия!..

Автор: Игорь МАРЫХУБА, старший научный сотрудник отдела истории Абхазского Института гуманитарных исследований им. Д. Гулиа Академии наук Абхазии.


Возврат к списку

Погода
Яндекс.Погода
Курс валют
Социальные сети
Реклама
Информационные партнёры