var _ba = _ba || []; _ba.push(["aid", "09660acced7930fc288966bc3ec915ee"]); _ba.push(["host", "www.apsnypress.info"]); (function() {var ba = document.createElement("script"); ba.type = "text/javascript"; ba.async = true;ba.src = (document.location.protocol == "https:" ? "https://" : "http://") + "bitrix.info/ba.js";var s = document.getElementsByTagName("script")[0];s.parentNode.insertBefore(ba, s);})();
Лента новостей

Чамагуа: Владислав Ардзинба откровенно, прямо критиковал политику грузинской метрополии, проводимой на протяжении десятилетий по отношению к Абхазии

1919
08:52, 14 Мая 2017
Чамагуа: Владислав Ардзинба откровенно, прямо критиковал политику грузинской метрополии, проводимой на протяжении десятилетий по отношению к Абхазии
Сегодня Первому Президенту Республики Абхазия Владиславу Ардзинба исполнилось бы 72 года.

Сухум. 14 мая. Апсныпресс. О значении личности Владислава Ардзинба для истории Абхазии, для возрождения независимого Абхазского государства пишет Виталий Чамагуа. Выдержки из неизданного рассказа писателя о Первом Президенте Абхазии Владиславе Григорьевиче Ардзинба – «С партийной трибуны – в защиту народа» Апсныпресс предлагает вашему вниманию.

Виталий Чамагуа пишет о выступлении Владислава Ардзинба – директора Абхазского института языка, литературы и истории им. Д. Гулиа АН ГССР на пленуме республиканского комитета партии по межнациональной проблематике в 1989 году. «Для меня, и, думаю, почти для всех присутствующих на этом мероприятии, это было первое публичное знакомство с личностью Ардзинба. Конечно, многие знали его по науке, в качестве члена Верховного Совета СССР, слушали знаковое выступление на том самом съезде народных депутатов СССР 2 июня 1989 года, но на партийной трибуне в Абхазии он готовился выступить впервые», – говорит Чамагуа.

«И вот Владислав Григорьевич на трибуне. С первой минуты, с самого начала, что было заметно, Ардзинба, как искусный оратор, привлек внимание весьма прилежной руководящей элиты резкой критической тональностью своего тезиса. Характеризуя реалии того периода, Ардзинба продолжил: «Одной из насущных и первоочередных задач сегодняшней работы в области межнациональных отношений, в частности в Абхазии, является культурная, разъяснительная работа среди населения. Такая работа должна иметь целью ознакомление инонационального населения с историей и культурой Абхазии и абхазцев. Слабое знание истории и культуры, сегодняшних проблем республики, часто ведет, как об этом свидетельствуют некоторые выступления по грузинскому телевидению и в печати, а также недавние события в Сухуме, к нигилистическому отношению к абхазской нации, ее языку и культуре».

Ardzynba_Vladislav.jpg

Совершив исторический экскурс в прошлое Абхазии и Грузии, Ардзинба сообщает о том, ради чего были отмечены примеры вековой давности: «Вместе с тем, мы должны говорить и о крупных просчетах и трагических событиях, нанесших колоссальный ущерб абхазской нации, от которого она до сих пор не может оправиться. При этом было бы просчетом отождествлять все это с линией народа, направленной против другого народа. Мы имеем дело с искажением ленинских норм партийной и государственной жизни, с противоправными злоупотреблениями власти, которые наносят вред любому народу...»

По мнению Виталия Чамагуа, это, «безусловно, была откровенная, прямая критика политики грузинской метрополии, проводимой ее партийным руководством на протяжении десятилетий по отношению к Абхазии. В зале заседания воцарилась мертвая тишина».

Между тем, Владислав Ардзинба продолжил: «В связи с вышеизложенным, необходимо еще раз коснуться вопроса о том, что в Абхазии сплошь и рядом изменены и искажены исконные названия населенных пунктов; причем, некоторые из них переименованы даже без специальных постановлений. Ужасный смысл переименований состоял в том, чтобы лишить этнической памяти нынешнее и грядущее поколения абхазов, уничтожить древние памятники их культуры. Можем ли мы созидать правовое государство, – вопрошал Ардзинба, обводя требовательным взглядом смущенных столь смелой речью партийцев, – сохраняя наследие того времени, когда демократические нормы, национальные права народа грубо попирались. Не о переименовании должна идти здесь речь, а о восстановлении того, что было грубо растоптано! Решение вопроса о восстановлении исторических, национальных наименований населенных пунктов, рек Абхазии не только не противоречит постановлению Президиума Верховного Совета СССР от 17 сентября 1979 года, но и целиком соответствует самому духу и букве этого постановления. Следует сказать и о том, что многие работы абхазоведов по проблемам истории и культуры Абхазии, не соответствующие духу тенденциозной историографии, корректируются или не издаются вовсе; причем такой контроль распространяется не только на местные, но и на центральные издательства. Между тем, широким потоком публикуются статьи и книги, – прямо и откровенно обличал грузинских ученых-фальсификаторов оратор, – в которых абхазская история и культура подаются либо в искаженном виде, либо вообще замалчиваются. И эта картина истории и культуры становится частью самосознания взрослого и подрастающего поколения. Самый свежий пример искажения истории и культуры Абхазии – статьи Ш. А. Бадридзе, М. В. Цинцадзе, опубликованные в только что вышедшем в издательстве «Мецниереба» сборнике, посвященном памяти известного абхазского ученого З. В. Анчабадзе. В упомянутых статьях излагаются стереотипы, против которых выступал в науке покойный абхазский ученый. Ничего не скажешь, разительный способ почитания памяти ученого, – не преминул Ардзинба упрекнуть в двурушничестве, и по делу, грузинских «метров» от науки».

Виталий Чамагуа был поражен тем, что грузины, которые могли взорваться от негодования, не прервали доклад Владислава. «Никто из грузин, как из состава президиума пленума, так и со стороны участников партийного форума, не выразил неудовольствия. Абхазы, конечно, в основном с удовлетворением восприняли речь Владислава Григорьевича», – отметил автор. Он считает, что «оппонентов сдержала от протестов харизма, логика, интеллект оратора, его искусство общения с аудиторией, способность, на основе четкой и выверенной аргументации, убедить людей в непреложной истине сообщаемых им фактов и сведений».

Подводя итог, Виталий Чамагуа пишет: «…Резонанс от того его выступления был знаковым не только для партийных кругов, но и для всего общества. Многие стали осознавать: на политической арене республики появилась неординарная личность, совершенно отличная от местных политиков независимостью суждений, блестящим талантом, глубиной мысли, широким интеллектом. Абхазы, это было заметно, приободрились и стали более консолидированы. Грузины, особенно крайних взглядов, задавались вопросом: какую опасность для них представляет в будущем этот ученый абхаз? Как видим, тем своим докладом Ардзинба никого не оставил равнодушным. К сожалению, ныне о том мало кто знает».

Возврат к списку


Погода
Яндекс.Погода
Курс валют
Социальные сети
Реклама
Информационные партнёры