Лента новостей

Популярное

Дмитрий Медведев: когда принималось решение по признанию независимости Абхазии и Южной Осетии, позиция высшего политического руководства России была единой

1499
13:34, 7 Августа 2018
Дмитрий Медведев: когда принималось решение по признанию независимости Абхазии и Южной Осетии, позиция высшего политического руководства России была единой
Премьер-министр России Дмитрий Медведев в интервью газете «Коммерсантъ» рассказал об итогах и значении «операции по принуждению Грузии к миру» в 2008 году.

Сухум. 7 августа. Апсныпресс. В ночь с 7 на 8 августа 2008 года в Южной Осетии началась война. Грузинские военные вошли в Цхинвал, а затем были выбиты из него российской армией, которая остановилась под Тбилиси. Итогом войны стало признание Москвой независимости Южной Осетии и Абхазии. Председатель правительства России Дмитрий Медведев, занимавший тогда пост Президента, в интервью газете «Коммерсантъ» рассказал о том, что Москва выиграла от признания двух республик, а также о том, что может спровоцировать новый конфликт в регионе.

Апсныпресс приводит выдержки из интервью Премьер-министра РФ Дмитрия Медведева.

Так, в частности, Премьер-министр напомнил историю конфликта: «Если бы не безответственное, аморальное, преступное поведение Саакашвили и его приспешников, никакой войны бы не было. Да, там в тот период была высокая степень напряженности. Она, собственно, возникла не в 2008 году, а в 1991-м. И эти напряженные отношения между отдельными составными частями на тот период Грузинской Советской Социалистической Республики ощущались даже до того периода. Я вспомнил, как в 1990 году из Сочи приехал впервые в жизни на территорию Абхазии – тогда, соответственно, в составе Грузии. И во время разговора с обычными людьми в каких-то ресторанчиках, еще где-то я почувствовал, что у них очень сложное отношение к тем процессам, которые в республике уже к тому времени набирали обороты, и к представителям близких этносов. То есть напряжение уже тогда чувствовалось на бытовом уровне. Это было для меня довольно непривычно, потому что еще ни в Москве, ни в Ленинграде это никак не ощущалось, никаких признаков этого не было.

Поэтому корень проблем, конечно, заключается в том, что было в 1990-е годы, в тех решениях, которые принимала в 1990-е годы власть в Тбилиси и которые не были приняты ни в Абхазии, ни в Южной Осетии. Вследствие этого возник конфликт, были введены миротворцы. Но до 2008 года удавалось балансировать все эти негативные процессы, выступления, проявления насилия даже, которое вспыхивало спорадически. А в 2008 году правительство Грузии во главе с президентом дало зеленый свет агрессии, и произошло то, что произошло. Это не было неизбежно. Это, безусловно, являлось субъективным выбором Саакашвили и его окружения».

Как отметил премьер-министр РФ, теперь он склонен считать, что со стороны Грузии это была выработанная линия: «Он (ред. – Саакашвили), с одной стороны, рассчитывал, что новый руководитель Российской Федерации займет какую-то иную позицию во взаимоотношениях с его правительством и с ним лично. Иными словами, просто не будет вмешиваться в те процессы, которые будут там идти, не будет никак реагировать на действия, которые могут быть предприняты в отношении и наших миротворцев, и, самое главное, граждан Российской Федерации, которые жили в Абхазии и в Южной Осетии. А с другой стороны, я думаю, к тому времени он уже провел полномасштабные консультации со своими покровителями – в данном случае речь идет прежде всего о Соединенных Штатах Америки. И к тому времени, я думаю, у Саакашвили сформировалось жесткое убеждение в том, что американцы поддержат его при любых раскладах».

Медведев подчеркнул, что когда принималось решение по признанию независимости Абхазии и Южной Осетии, позиция высшего политического руководства России была единой: «Вопрос был вынесен на заседание Совета безопасности. Мы обсуждали, естественно, все нюансы этого решения, понимая, какую реакцию мы получим. Но в данном случае и другие коллеги по Совету безопасности меня также поддержали. Решение было принято. Я подписал соответствующий Указ 26 августа 2008 года о признании государственной независимости, суверенитета Южной Осетии и Абхазии. И с этого момента для этих территориальных образований началась новая жизнь».

Премьер прокомментировал предложения об ином решении вопроса: «Любое подвешенное решение имеет, наверное, какой-то смысл, потому что можно действительно вести дискуссии. Но, к сожалению, оно не решает главного вопроса. Оно оставляет поле, или пространство, для силовых действий. Если это независимые территориальные образования, если это государства, с которыми у нас есть договоры и, с которыми у нас существуют соглашения о размещении там нашего воинского контингента, то тогда все ясно, никто ничего против них не будет делать. Все понимают, что дороже связываться с Российской Федерацией, чем проводить в жизнь какие-то утопические идеи. А если это подвешенная ситуация, значит, тогда можно периодически провокации какие-то совершать, рассчитывать на то, что в результате каких-то очередных дурацких военных кампаний удастся что-то оторвать, и так далее. А с учетом того, что во главе Грузии в тот период стоял такой несбалансированный в психическом смысле человек, как Михаил Саакашвили, другого варианта просто не было.

В конечном счете это дало нам возможность успокоить ситуацию не только в Грузии, Осетии и Абхазии, но и выйти на достаточно спокойные отношения с Европейским союзом и другими странами. Если вы помните, в тот период, несмотря на довольно жесткую реакцию, в конечном счете мы достаточно быстро смогли договориться. Самое главное – был сделан вывод, что агрессию начала Грузия. И этого уже из истории не вычеркнуть».

Медведев отметил главный итог признания независимости Абхазии и Южной Осетии: «Россия получила главное – мир. Мы смогли защитить своих граждан – их много, граждан Российской Федерации, которые живут и в Абхазии, и в Южной Осетии. И у нас не болит постоянно голова о том, что в какой-то момент будет очередное нападение, нам придется вмешиваться, защищать наших граждан, защищать нашу безопасность, давать какой-то ответ. В результате просто в регионе все понятно. И это самое главное».

Премьер-министр обозначил позицию России по поводу возможного вхождения Грузии в НАТО: «Относительно недавно было принято очередное решение о том, что Грузию ждут и примут в Североатлантический альянс. Это абсолютно безответственная позиция. Это просто угроза миру. Мы все понимаем, что на территории Грузии существует определенное напряжение, что Грузия рассматривает сопредельные территории, или, с нашей точки зрения, государства, как свои. Значит, есть неурегулированный территориальный конфликт, вне зависимости от того, на какой позиции мы находимся. И такую страну, такое государство примут в военный блок? Мы понимаем, чем это грозит? Это может спровоцировать страшный конфликт».

Возврат к списку


Погода
Яндекс.Погода
Курс валют
Социальные сети
Реклама
Информационные партнёры