Лента новостей

Популярное

Рай и ад на земле Абхазии в жизни Гурама Чагава

2929
08:46, 30 Сентября 2017
Рай и ад на земле Абхазии в жизни Гурама Чагава
«Меня течением вынесло на излучину реки, ноги в воде. Первая мысль: «Я в раю». Но снова услышал звук автоматов и понял, что «ад» в Абхазии продолжается», – Гурам Чагава.

Сухум. 30 сентября. Апсныпресс. Мадина Чагава. Воспоминания о войне, как и боль, у каждого свои. К счастью, мое поколение не пережило тяжелые 1992-1993 годы. Мы родились и живем уже в отвоеванной, свободной стране. За наше сегодняшнее мирное небо над головой отцы, деды, братья заплатили высокую цену – отдали жизни! Да, я не видела войну. Но имею честь гордиться своим отцом, героем, ветераном Отечественной войны народа Абхазии Гурамом Чагава. Благодаря ему, я знаю, что на войне есть часы ада и минуты рая…

Отец не любил разговоры о войне. Для него было слишком тяжело вспоминать боевых товарищей, которые сложили головы на поле боя. Он часто повторял: «Боевые товарищи – ближе кровного родственника!» И не любил хвастаться боевыми заслугами: «Какие могут быть подвиги? Я, как и остальные, сражался за Родину, защищал ее как мог. Это мой долг!»

Но золотыми монетками в моей копилке воспоминаний об отце стали рассказы его однополчан. А что-то он рассказал сам…

На кону стояли жизни десятков женщин, детей, стариков…

Герой Абхазии Славик Кучуберия: 

– В первые дни войны мы с Гурамом вступили в ряды сопротивления в составе Тамышской разведгруппы «Катран». Зная, что в селе Тамыш остались мирные жители, было принято решение вывезти их в безопасное место. В то время в группе было всего 14 автоматов. Ночью в составе 30 человек мы отправились в село. Оставшихся там людей найти было трудно, они прятались, кто, где мог. Но 70 сельчан мы собрали. Затем, примерно в 2 часа ночи, направились в убежище, которое располагалось в школе поселка Ануарху. Чтобы добраться до места, нужно было перейти трассу… И вот, примерно на расстоянии 100 метров от дороги, услышали голоса. Это могла быть засада. Причем, неизвестно, сколько там врагов. Конечно, мы могли оказать сопротивление, отстреливаться. Но в таком случае были бы жертвы, рисковать было нельзя. Ведь  на кону стояли жизни десятков женщин, детей, стариков…

Никогда не забуду героический поступок Гурама. Он сказал: «Подождите ребята, я пойду, проверю дорогу, выясню, сколько их и можно ли идти дальше». Затем, начал снимать с себя разгрузку и автомат. Я спросил: «Что ты делаешь, Гурам?» Он ответил: «Я – один, и не знаю, сколько их там. Если меня убьют, то мой автомат останется здесь и пригодится вам». И он ушел. Его не было более часа. А когда вернулся, сказал, что можно двигаться дальше. Мы спокойно перешли дорогу и доставили мирных жителей в убежище. Позже, Гурам рассказал, что выйдя к трассе, увидел засаду, спрятался и ждал ухода врагов. Оказывается, грузины под утро шли отдыхать. Потом, когда Гурам убедился, что жизни людей ничего не угрожает, он вернулся к нам.



Дело надо было довести до конца: стоя на мосту, дал ребятам знак взрывать...

Герой Абхазии, кавалер ордена Леона Владимир Ануа:

– Сегодня, вспоминая Гурама, хочу отметить его героизм. Несмотря на то, что он не был крупного телосложения, всегда мог дать отпор врагу. Потому что был уверенным в себе и целеустремленным.

В батальоне все относились друг к другу, как к самому себе. Поэтому гибель каждого бойца Гурам переживал, как личное горе. Из всех ситуаций старался выйти с минимальными потерями среди личного состава.

Мы неоднократно взрывали пешеходные и железнодорожные мосты, чтобы затруднить путь врагу. И Гурам принимал участие во всех операциях по взрыву мостов.

…Помню, отец рассказывал об одном таком случае:

– Нам стало известно, что к утру грузинская армия будет провозить через мост, расположенный неподалёку от Тамыша, технику и боеприпасы. Мы решили взорвать мост. И желательно, во время проезда грузинских колонн. Я вместе с 4 ребятами отправился ночью на операцию. Погода была плохая, шел ливень, дуль сильный ветер, вода в реке бушевала. Тем не менее, мы забрались на мост, заложили взрывчатку, привязали к ней прочную нить, отошли на безопасное расстояние и приготовились к появлению врага. И вот, вдали появилась первая колонна. В нужное время мы потянули за нить, но вместо взрыва вытянули порванный конец. Позже выяснилось, что веревку порвал шторм. Но мы не намерены были отступать…

Стало светать, и снова забраться на мост незамеченными было невозможно. Я принял решение идти в одиночку. Приказал ребятам взорвать мост после того, как дам условный знак. Ползком и мелкими перебежками мне удалось взобраться и привязать нить. Но в этот момент появилась еще одна колонна врага. Я понял: бежать некуда. Твердо решив довести дело до конца, стоя на мосту, дал ребятам знак. Единственное, что помню после этого – сильную вспышку света, глухой звук и ощущение холодной, свежей воды. Через пару часов, открыв глаза, увидел, как белая бабочка сидит у меня на носу, а ветер нежно шевелит листья эвкалипта над головой. Уже ясно светило солнце, был полдень. Меня течением вынесло на излучину реки, ноги – в воде. Первая промелькнувшая в голове мысль: «Я в раю!» Но через пару минут снова услышал привычный звук автоматов и понял, что «ад» в Абхазии продолжается. Встал и пошел к месту дислокации батальона. Перед глазами – сумбур, меня шатало, голова кружилась, болела, но все же, я шел. Помню лицо боевого товарища, который увидел меня первым. «Гурам жив!» – с испугом и радостью закричал он…
После этого боевого задания я получил свою первую контузию.

Одну пулю мы всегда оставляли себе...

Однажды я спросила у отца: «Тебе не страшно было воевать? Ведь ты не раз смотрел в глаза смерти?» Отец ответил: «У нас был девиз: живым врагам не сдаваться. Если нужно, мы могли выпустить весь рожок автомата во врага, но одну пулю всегда оставляли себе». И рассказал еще один случай:

– Однажды я попал в окружение грузин. Отступать было некуда – сзади обрыв, под ним река. Враги не стали стрелять, решили брать в плен. И тогда я, недолго думая, прыгнул с обрыва. А там оказалось мелководье, да еще внизу лежали железобетонные плиты… Это была вторая моя контузия.

Как мне потом рассказали, абхазы снова взяли это место и нашли меня. О том, что наша армия вошла в Сухум, узнал в госпитале: вскочил и ушел к ребятам. Добрался до села Адзюбжа. Примкнув к бойцам, охранял Кодорский мост. Нам нужно было любой ценой его сохранить, не дать взорвать до воссоединения Западного и Восточного фронтов. Мы держали оборону, но силы были неравными. Грузины регулярно обстреливали наши позиции. Однажды, мы услышали звук танков со стороны поселка Уарча и поняли: едут наши бойцы. Значит, сумели продержаться! Враги стали быстро отступать. И два наших Фронта, с криками: «Победа!» – воссоединились на мосту!

Куда ты идешь с одной ногой? – Выполнять свой долг!

Владимир Ануа:

– После окончания войны Гурам не смог снять военную форму. Он много лет служил в силовых структурах. Во время исполнения служебных обязанностей не раз получал травмы различной степени тяжести, мог бы уйти на пенсию по состоянию здоровья. Но никогда даже не думал об этом. Всегда был рядом с бойцами, в нужное для страны время.



Я вспомнила:

«Так было и в 2008 году, когда велись боевые действия в селе Лата по освобождению Кодорского ущелья от грузинской армии. Отец собирается уходить. Одел военную форму, взял наградной автомат… Я крикнула ему: «Ну куда ты идешь с одной ногой?» Уже после войны отец, подорвавшись на мине, потерял ногу. А он ответил: «Иду выполнять свой долг перед Родиной. До конца! Кодорское ущелье – часть Абхазии!»

Владимир Ануа:

– Так сложилось, что судьба героя оборвалась трагично. Мы не могли представить, что человек, столько переживший, уйдет от нас скоропостижно. Но мечты Гурама и всех его боевых товарищей сегодня осуществились – мы встречаем День Победы в свободной, признанной стране!

…Действительно, это утешает всех, потерявших в этой войне близких. Больно осознавать, что с каждым годом наших, по истине национальных, героев становится все меньше. Помню, как отец трепетно относился к Дню Победы. Он всегда до блеска начищал медали, ордена и вставал в ряды своих однополчан на Параде… Сегодня я с его портретом в руках приму участие в акции «Бессмертный полк». А значит, мой отец, как и раньше, будет в строю со своими боевыми товарищами.



Возврат к списку


Погода
Яндекс.Погода
Курс валют
Социальные сети
Реклама
Информационные партнёры