Версия для печати
Среда, 08 июня 2022 13:04

В 2021 ГОДУ В АППАРАТ УПОЛНОМОЧЕННОГО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ПОСТУПИЛО 115 ОБРАЩЕНИЙ О НАРУШЕНИЯХ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

Сухум.  8 июня  2022. Апсныпресс.  Уполномоченный по правам человека в Республике Абхазия Асида Шакрыл отчиталась в среду, 8 июня, в Парламенте о своей деятельности за 2021 год. Предлагаем вниманию читателей текст ее выступления перед депутатами Парламента.

***
Уважаемый Спикер, уважаемые депутаты Парламента!
Разрешите представить вам доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Республике Абхазия за 2021 год.

Прежде всего я хотела бы обратить внимание на то, что доклад Уполномоченного не предусматривает информацию о достижениях и успехах государства в той или иной области, предполагая, что улучшение качества управления является обязанностью государства. В связи с этим в 110 страничном докладе представлено описание проблем, связанных с обеспечением прав человека и основных свобод, а также рекомендации по устранению нарушений.

Как Вам известно, предыдущий доклад Уполномоченного не был заслушан в Парламенте, так как заседание для заслушивания доклада так и не было созвано. В связи с этим 10 декабря, в Международный день прав человека, я публично выступила с отчетом перед народом Абхазии в эфире государственного телевидения.

В предыдущих докладах мы указывали на то, что противоречия и пробелы во многих законах, а порой и отсутствие жизненно важных законов, приводят к серьезным нарушениям прав человека и невозможности их предотвращения. Следует отметить, что критика недостатков в законотворческой работе вызвала негативную реакцию со стороны части депутатского корпуса VI созыва. Демонстративное нежелание обсуждать отраженные в докладах проблемы в области прав человека, блокирование обсуждения направленных в Парламент предложений, на наш взгляд, демонстрируют незаинтересованность части депутатского корпуса предыдущего созыва в эффективной защите прав человека, в обеспечении верховенства права, качественного государственного управления и других важных демократических принципов, с нарушениями которых сталкиваются избиратели. Некоторые депутаты не только заявили о том, что нет необходимости в существовании правозащитного института Уполномоченного, но и пытались представить его как фактор, угрожающий национальным интересам Абхазии.

Все это не может не вызывать серьёзную обеспокоенность, поскольку укрепление в Парламенте подобных установок может в дальнейшем способствовать ограничению независимости института омбудсмена, урезанию его мандата в борьбе против злоупотреблений и нарушений прав и основных свобод со стороны государственных органов. Подобный подход недопустим, поскольку он противоречит духу и принципам Конституции РА и укрепляет чиновничий произвол в стране.

Я выражаю надежду на то, что новый созыв Народного Собрания создаст все условия для конструктивного обсуждения проблем, волнующих граждан Абхазии, невзирая на их сложность, и примет эффективные меры, которые позволят Уполномоченной полноценно осуществлять свою деятельность.

В 2021 году в аппарат Уполномоченного по правам человека поступило 115 обращений о нарушениях прав человека. По данным обращениям сотрудники аппарата Уполномоченного приняли граждан около 200 раз. Если раньше среди обратившихся в аппарат Уполномоченного было больше тех, кто жаловался на нарушения прав, но при этом сами не желали обращаться в соответствующие инстанции, то сейчас уже больше таких граждан, которые не желают мириться с чиновничьим произволом, с унижением их достоинства, которые готовы отстаивать свои права в судебном порядке. Считаю это положительной правозащитной тенденцией.

2021 год, как и предыдущий, оставался для всех нас годом тяжелых испытаний, связанных с пандемией COVID-19. Несмотря на введенные ограничения в стране, органы исполнительной власти, к сожалению, не приняли соразмерный угрозе пакет антиковидных мер, а те меры, которые все-таки были введены, в значительной мере не соблюдались. Все это, с одной стороны, способствовало росту числа заболевших, с другой, - несознательному поведению граждан. 

С сожалением можно констатировать, что по сей день в стране отсутствует адекватная статистика о количестве умерших от COVID-19 и его последствий.

Говоря о проблемах борьбы с пандемией, следует отметить существовавшую проблему нехватки младшего и среднего медицинского персонала, из-за которой на плечи небольшого количества медицинских работников легла колоссальная нагрузка. Одной из серьезных причин нехватки медицинского персонала являлась неадекватная оплата труда, занятых в борьбе с COVID-19. Нельзя не отметить, что благодаря самоотверженной работе врачей, медсестер, ухаживающего персонала, включая волонтеров, сохранены здоровье и жизнь тысячам людей.

Считаю важным отметить неоценимую помощь в борьбе с коронавирусной инфекцией, которую оказали Абхазии Российская Федерация, Всемирная организация здравоохранения, Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев, Международный Комитет Красного Креста, Программа развития ООН, Детский фонд ООН, ООН-Женщины, Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций, Фонд ООН в области народонаселения, Международная организация «Борьба против голода», Постоянный Представитель ООН Сабина Махль. Общий вклад агентств ООН в меры реагирования на распространение COVID-19 в Абхазии составил более 1,5 млн долларов США (данная сумма была интегрирована в различные проекты и мероприятия). Также большую помощь оказали Чеченская Республика, меценат Хазрет Совмен, абхазская диаспора, а также граждане Абхазии.

2021 год сопровождался еще одной острой проблемой, связанной с серьезными срывами в энергоснабжении населения.

В 2021 году кризис энергетической системы достиг критического уровня в связи с незаконной деятельностью по добыче криптовалют. Граждане сталкивалась с постоянными веерными отключениями, почти ежедневными авариями на подстанциях, вызванными возросшей нагрузкой на электросети из-за майнинга криптовалют. Это не могло не отразиться на физическом и психологическом здоровье граждан, на функционировании государственных учреждений и инфраструктуру.

При отключениях электричества, несмотря на имеющиеся в больницах генераторы, возникали проблемы с работой оборудования, включая аппараты ИВЛ, повлекшие смерть пациентов гудаутского госпиталя. Постоянные перебои в сети существенным образом затрудняли в целом работу медицинского персонала. Все это приводило к серьезной угрозе жизни и здоровью людей.

Следует отметить, что крайне сложная ситуация в энергетике негативно отразилась на базовых правах граждан, и это стало во многом результатом отсутствия ясной стратегии и программы развития в целом электроэнергетической отрасли в Абхазии. Принятые решения, порой носившие противоречивый характер, оказались неэффективными, а отдельные мероприятия по контролю за майнингом криптовалют оказались недостаточными. В итоге меры государства не привели к улучшению ситуации в целом.

Очевидно, что без серьезного и всестороннего анализа проблем и потребностей в энергетической системе Абхазии, без неполитизированного обсуждения всех вопросов будет сложно в перспективе преодолеть этот перманентный кризис, негативные последствия которого уже отразились на всех важнейших сферах жизни республики. Следует признать, что затянувшийся энергетический кризис ставит под угрозу как энергетическую, так и национальную безопасность страны.

В связи с со сложной экономической ситуацией, во многом связанной с пандемией COVID-19, считаю важным указать на проблемы, связанные с обеспечением социальных гарантий, требующие самого серьезного реагирования государства.

Это вопросы пенсионного обеспечения в Абхазии, которые до сих пор регулируются Законом «О пенсионном обеспечении граждан в СССР» от 15 мая 1990 года и отдельными нормативно-правовыми актами.

Как мы уже отмечали во всех докладах, существующая система социального обеспечения в Республике Абхазия не может быть признана справедливой. Устаревшее законодательное регулирование пенсионной системы и социальной защиты не отвечает задачам государства, касающимся повышения уровня жизни.

Сложно говорить о реализации закрепленного в Конституции РА права каждого гражданина на социальное обеспечение в достаточной степени, когда размеры абхазских пенсий и пособий ниже суммы прожиточного минимума.

Также считаю важным озвучить темы, на которых я не буду подробно останавливаться в своей сегодняшней речи, но которые представлены в докладе, и рекомендации по ним также требуют безотлагательного рассмотрения. Эти вопросы связаны:

  • с необходимостью предотвращения и реагирования на пытки и унижающее достоинство обращения;
  • с необходимостью пересмотра абсолютного запрета абортов;
  • с необходимостью принятия Закона «О защите от семейно-бытового насилия»;
  • с недопустимостью включения в УК РА новой санкции в виде смертной казни;
  • с необходимостью обеспечения прав лиц, находящихся в местах принудительного содержания;
  • с недопустимостью неправомерного применения огнестрельного оружия сотрудниками правоохранительных органов;
  • с проблемами правового положения населения в восточных районах Абхазии;
  •  с важностью обеспечения права на доступ к правосудию, а также обеспечения права на психиатрическую помощь, включая детей;
  • с необходимостью организации специализированного правосудия в отношении несовершеннолетних;
  • с отсутствием Закона об образовании;
  • с необходимостью обеспечения безопасности людей на водных объектах;
  • со сложностями в восстановлении исконных фамилий и этнической принадлежности. 

Все рекомендации доклада направлены на создание условий для эффективной борьбы против злоупотреблений и нарушений прав человека, часть из них была подробно представлена в предыдущих докладах, но они так и остались без реагирования.

В докладах Уполномоченного также представлены рекомендации международным организациям, касающиеся необходимости деизоляции Абхазии, обеспечения доступа к международным инструментам по правам человека, сотрудничества международных институтов с государственными институтами Абхазии, недискриминации граждан Абхазии в их праве на свободу передвижения, на доступ к образованию и здравоохранению за пределами Абхазии и т.д.

Долгие годы Абхазия находится в условиях международной изоляции. Несмотря на серьезную гуманитарную помощь, которую Абхазии предоставили различные международные институты, в частности, для борьбы с коронавирусной инфекцией, в целом международные подходы к Абхазии не претерпели изменений. К сожалению, взаимодействие внешнего мира с Абхазией носит достаточно ограниченный характер и во многом ориентируется на запретительные нормы грузинского закона о так называемых «оккупированных территориях». Политика недопуска Абхазии к участию в международном сотрудничестве сдерживает процессы модернизации в республике, ограничивает граждан в реализации их прав.  Бессрочная по сути блокада Абхазии со стороны международного сообщества приводит к серьезным нарушениям прав человека.

С другой стороны, не может не беспокоить то, что продолжают усиливаться тенденции к самоизоляции Абхазии, которые, судя по всему, рассматриваются некоторыми государственными органами как адекватный ответ на шаблонность международных подходов, усугубляющуюся под влиянием сложной геополитической ситуации.

В связи с этим считаю важным остановиться на принятых Парламентом в первом чтении проектах Закона РА «О противодействии международной изоляции Республики Абазия» и Закона РА «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Республики Абхазия», которые вопреки заявленным в названии благородным целям, на деле демонстрируют развитие законодательства Абхазии в направлении ужесточения ограничений прав и свобод человека, гарантированных Конституцией РА, которые направлены на еще большую изоляцию Абхазии. Не буду представлять детальный анализ этих двух законопроектов, потому что они, в первую очередь, не соответствуют элементарным требованиям написания законов, являясь по сути профанацией законотворческой деятельности, однако в качестве примера, подтверждающего антиконституционный характер законопроектов, остановлюсь на некоторых нормах, нарушающих права и свободы человека, в частности право на передвижение, право на взаимодействие с международными и зарубежными институтами, право на образование (в зарубежных учебных заведениях). Итак, в статью 15 Закона РА «О порядке выезда из Республики Абхазия и въезда в Республику Абхазия» внесена норма, в соответствии с которой выезд гражданина РА из Абхазии в иностранное государство, отнесенное к так называемому субъекту агрессивной политики изоляции (а это, в силу размытости формулировок, может оказаться любое государство, которое не признало независимость РА), допускается исключительно на основании специального разрешения Службы государственной безопасности. То есть, речь идет о том, что любой гражданин РА должен будет обращаться в СГБ за разрешением на выезд в третью страну (в данном случае речь не идет о Грузии, в отношении которой есть специальное регулирование). Соответственно это касается и въезда граждан иностранных государств, отнесенных к так называемым субъектам агрессивной политики изоляции Республики Абхазия. Таким образом, вопросы передвижения граждан будут регулироваться произвольным усмотрением органа безопасности, который будет уполномочен принимать решение по ограничению одного из основополагающих прав человека – права на свободу передвижения. Такое положение следует признать грубейшим нарушением Конституции РА, в частности статей 13, 16, 30, 35.

Обращает на себя внимание также то, что применение санкций против институтов гражданского общества связывается не с нарушением законов и Конституции РА со стороны некоммерческих организаций, а с некой гипотетической «опасностью», которая приписывается их деятельности.

Возникает вопрос, как в демократической Абхазии в нарушение Конституции РА оказалось возможным принять в первом чтении законопроект, предусматривающий предоставление широких дискреционных полномочий органам исполнительной власти, в первую очередь органам прокуратуры, Службе государственной безопасности и неким «уполномоченным органам власти»?

Особую обеспокоенность вызывает тот факт, что под Новый год (28 декабря) без каких-либо общественных, экспертных обсуждений Парламент устанавливает правила (пусть даже в первом чтении), которые кардинально меняют жизнь каждого гражданина, меняют в целом ситуацию в стране, отбирая у абхазского народа свободы без их ведома.

Те, кто не видят различий между двойными стандартами международного сообщества в отношении вопроса признания независимости Абхазии, с одной стороны, и международными нормами в обеспечении демократии, с другой стороны, ставят под сомнение сами демократические принципы, которые заложены в нашей Конституции. Критикуя эти принципы, они, по сути, подвергают сомнению Конституцию Республики Абхазия.

Противодействие политике непризнания Абхазии международным сообществом не должно приводить к еще большей изоляции Абхазии, и не должно выливаться в поиск внутренних «врагов».

Сегодня обществу навязывается идея о необходимости принятия закона о так называемых «иностранных агентах», которая не отражает абхазские реалии. Сам термин «иностранный агент» интерпретируется в обществе в негативном ключе и вызывает ассоциацию с предательством национальных интересов, с работой на другую страну. Неудивительно, что сотрудники гражданских организаций заявили, что не намерены осуществлять свою деятельность с клеветническим ярлыком «иностранный агент». 

Поэтому возникает вопрос: в чем необходимость в демократической Абхазии введения в законодательство понятия «иностранный агент»? Каким образом это решение будет способствовать стратегическим задачам Абхазии – консолидации общества, повышению уровня жизни граждан, расширению международных контактов Абхазии и в конечном итоге признанию Республики Абхазия? Какие позитивные изменения ожидаются от введения таких серьезных ограничений активности гражданского общества Абхазии?

Попытка внедрить в законодательство Абхазии понятие «иностранный агент» под предлогом борьбы с иностранным влиянием – это, по сути, с одной стороны, попытка ограничить внешние связи Абхазии, а с другой стороны, - ограничить права и свободы внутри Абхазии.

          В случае принятия подобного закона в Абхазии, будет ограничена деятельность гражданских организаций именно в сфере защиты прав человека и гражданского контроля. Ограничение прав и свобод неизбежно коснется и политических акторов, и просто рядовых граждан Абхазии, высказывающих собственную точку зрения.

Зная историю нашего народа, пережившего сталинско-бериевские времена, нельзя не понимать к чему приводит неограниченная власть правительства, которая легко достигается при постепенном и последовательном ограничении прав и свобод.

Я надеюсь, что никому не удастся стереть из памяти абхазского народа времена политических репрессий 1930-1940-х годов, когда от имени государства тысячам наших граждан предъявлялись необоснованные обвинения в «шпионской» деятельности. Они затем были приговорены к расстрелам или многолетним каторжным работам, и многие из них не дожили до того момента, когда государство их реабилитировало. Черные страницы сталинизма в истории нашего народа не должны забываться и уж тем более повторяться. 

Я надеюсь, что высокопоставленные чиновники, осознавая степень ответственности перед своим обществом, не забывая историю своего народа, уважая вклад гражданского общества в развитие нашего государства, понимая значимость гражданских организаций в демократическом обществе, уважая Конституцию Республики Абхазия, примут решение относительно нецелесообразности внедрения в наше законодательство понятия «иностранный агент».

Уместно напомнить, что первая и вторая глава Конституции Абхазии исключают ревизию базовых демократических принципов, формирующих природу власти в Абхазии и определяющих характер взаимоотношений между властью и обществом.

Я выражаю надежду на то, что ныне действующий созыв Народного Собрания не допустит принятия антиконституционных норм, нарушающих основные права и свободы человека, норм, которые поэтапно вернут наше общество в атмосферу лжи, недоверия и попранных свобод, присущую тоталитарному обществу, которые создают серьезную угрозу не только существованию демократии, институтов гражданского общества, безопасности активистов гражданского общества, но в целом абхазской государственности.  Я призываю каждого проявить высокую ответственность в таких судьбоносных для страны вопросах!

Далее считаю обязательным остановиться на вопросе эффективности деятельности Уполномоченного, которая во многом зависит от возможности конструктивного взаимодействия органов государственной власти и института Уполномоченного. В связи с этим считаю важным озвучить проблемы, связанные с практикой воспрепятствования законной деятельности Уполномоченного со стороны органов внутренних дел, а также неэффективным осуществлением надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина органами прокуратуры.

Вопрос обеспечения постоянного доступа Уполномоченного в ИВС и СИЗО МВД РА без дополнительных разрешений остается острым и неразрешенным.

Министерство внутренних дел, как и в 2020 году, связывало ограничение доступа в места принудительного содержания, в том числе и права на доступ к адвокату, с вынужденными ограничительными антиковидными мерами.  При этом руководство органов внутренних дел за все это время не приняло никаких мер, направленных на создание условий, обеспечивающих безопасное (с точки зрения предупреждения распространения COVID-19) общение адвокатов с их подзащитными. Как и в предыдущие годы силовыми структурами РА нарушается право задержанных и обвиняемых на доступ к защите. Несмотря на то, что вопрос незаконного задержания лиц, лишенных юридической помощи и права связаться с родственниками, рассматривался в предыдущих докладах Уполномоченного, проблема остается по-прежнему острой и требует самого серьезного реагирования.

Мы вынуждены констатировать, что Генеральная прокуратура демонстрирует слабую эффективность в реагировании на многочисленные случаи нарушения прав человека и чиновничьего произвола. В докладе описаны конкретные факты недолжного реагирования прокуратуры на запросы Уполномоченной, связанные с нарушением прав человека.

В связи со сказанным обращаюсь к руководству МВД и Генеральной прокуратуры с призывом прекратить практику недопущения адвокатов к их подзащитным. Доступ к юридической помощи должен быть обеспечен сотрудниками правоохранительных органов с момента задержания лица. Прокуратура РА должна принять все меры для обеспечения допуска адвокатов к их подзащитным. Она не должна солидаризироваться с органами дознания, будучи обязанной пресекать процессуальные нарушения.

Искаженное понимание и игнорирование норм действующего законодательства со стороны должностных лиц органов прокуратуры являются серьезным препятствием для реализации закрепленных в Конституции РА гарантий в сфере защиты прав человека и основных свобод, что не может не дискредитировать работу прокуратуры как органа, осуществляющего от имени государства контроль за соблюдением законодательства, прав человека и основных свобод.

Не реагируя должным образом на запросы Уполномоченного по правам человека, Генеральная прокуратура фактически препятствует его деятельности.

О неэффективном реагировании прокуратуры свидетельствует также дело, связанное с ограничением права на жилье, на передвижение, на частную жизнь граждан, проживающих на Лидзавском шоссе в г. Пицунда.

Следует отметить, что игнорирование принципа транспарентности является характерной особенностью деятельности структур правоохранительной системы и безопасности.

Учитывая существующие барьеры в реализации основных задач Уполномоченного по правам человека в РА, считаю важным сказать о необходимости совершенствования законодательства, направленного на повышение эффективности правозащитной деятельности УполномоченногоВ частности, актуален вопрос совершенствования статуса УПЧ РА в сфере административного и конституционного судопроизводства.

К примеру, в Кодексе об административных правонарушениях предусмотрена ответственность за вмешательство в законную деятельность Уполномоченного, однако на сегодняшний день в законодательстве существует пробел, не позволяющий применить данную административную ответственность на практике, так как законом не определен орган, который вправе составлять протокол об административном правонарушении. Это полностью исключает возможность привлечения виновных лиц к административной ответственности.

Существующий механизм привлечения виновных должностных лиц к административной ответственности посредством обращения в МВД РА и в органы прокуратуры, исходя из практики взаимодействия офиса Уполномоченного с данными органами, считаем абсолютно неэффективным.

Следует отметить, что предусмотренное Законом право Уполномоченного обращаться в Конституционный суд с запросом о признании неконституционными законов и иных правовых актов Республики Абхазии сложно реализовать в связи с тем, что данное право не закреплено в Кодексе РА о конституционной юрисдикции.

Более того, несмотря на то, что Уполномоченный вправе участвовать в судебном процессе в установленных законом формах, Кодекс Республики Абхазия об административном судопроизводстве не предусматривает участия Уполномоченного в качестве органа, дающего заключение по делу наряду с прокурором.

И надо сказать, что таких пробелов в законодательстве немало.

Хочу отметить, что значительная часть рекомендаций Уполномоченного имеет отношение к законотворчеству, однако Регламент Парламента РА не содержит положений, обязывающих депутатов реагировать на рекомендации Уполномоченного. В связи с этим считаю целесообразным дополнить ряд статей Регламента нормами, улучшающими взаимодействие законодательного органа и УПЧ РА.

Считаем также важным наделить Уполномоченного по правам человека, наряду с депутатами Парламента, Президентом, Верховным судом, и Генеральным прокурором, правом законодательной инициативы по вопросам, относящимся к правам и свободам человека и гражданина, учитывая, что субъекты законодательной инициативы не очень активно выступают с законодательными предложениями, касающимися правозащитных механизмов.

В завершение разрешите выразить надежду на то, что новый созыв Народного Собрания создаст все условия для конструктивного обсуждения проблем, волнующих наших граждан, невзирая на их сложность, и примет эффективные меры, которые позволят Уполномоченному по правам человека полноценно осуществлять свою деятельность.

Я благодарна всем, кто занимается правозащитной деятельностью, всем кто оказывает поддержку  в укреплении демократических принципов в Абхазии.

Спасибо!

 

 

 

Последнее изменение Понедельник, 13 июня 2022 15:22