ИНТЕРВЬЮ

10-июня-2023

Министр здравоохранения Абхазии Эдуард Бутба: Помощь людям нужно оказывать сегодня, сейчас, поэтому я никогда не буду смотреть на часы

Абхазия, Сухум, Пицунда… Черноморская жемчужина. Одно из излюбленных мест отдыха россиян. Все такое родное, манящее. О проблемах службы здоровья Абхазии говорим с министром здравоохранения этой страны Эдуардом Бутба.

 – Эдуард Валерьянович, какая для вас лучшая специальность на свете?

 – Эдуард Бутба: Та, которая помогает людям.

 – Вы министром стали в мае 2021 года. А до того?

 – Эдуард Бутба: Был на кафедре травматологии, ортопедии и хирургии катастроф на базе 67-й московской больницы. Окончил интернатуру, ординатуру. Работал в отделении острой травмы, по приему экстренных больных. Оперировал всех, кого привозила скорая. Пятнадцать лет проработал в 67-й.

 – И не собирались возвращаться в Абхазию – Эдуард Бутба: Как-то так вопрос не стоял. Я же с момента отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов всегда, находясь в России, помогал нашим гражданам попасть сюда в лечебные учреждения на госпитализацию, консультацию. Послевоенное время в Абхазии было сложное. Не у всех была возможность приехать. И наши граждане знали: если надо в Москву, я всегда рядом. Вместе с нашей диаспорой помогали и помогаем.

Я сказал академику Порханову: "Буду звонить и в три часа ночи, и в пять утра, если это будет требоваться для спасения пациента". "Сработаемся", - ответил он

 – Приглашение президента Абхазии Аслана Бжания на должность министра для вас было неожиданностью?

 – Эдуард Бутба: Я всю жизнь связан со своей Родиной, несмотря на то, что жил и работал в Российской Федерации. Одно время, правда, на общественных началах, был советником президента Абхазии, его представителем в РФ.

 – Так не страшно было вступать в министерскую должность? Вы же в основном занимались лечением. А тут бумаги, приказы-указы.

 – Эдуард Бутба: У меня чуть-чуть другая жизненная ситуация. Есть второе высшее образование: управление в сфере здравоохранения. Я менеджер здравоохранения. При 67-й больнице, где работал, было два пилотных проекта. Службу по уходу за тяжелыми пациентами после инсультов и инфарктов я с нуля создавал при содействии главного врача 67-й Андрея Сергеевича Шкоды. И вторая служба - по перемещению тяжелых больных, тоже мной была сформирована.

 – Не жалеете, что согласились стать министром?

Эдуард Бутба: Нет! Наша семья всегда помогала гражданам Абхазии. Практически все медицинское сообщество знаю. Мы не однажды встречались. Не жалею, потому что страна была в тяжелейшей ситуации: бушевал ковид. Многие работали с жутчайшим перегрузом. Не хватало инфекционистов, реаниматологов. Огромное спасибо Российской Федерации, которая прислала в наш головной Гудаутский госпиталь дежурную бригаду. Еще до моего назначения приезжали бригады из российских регионов. А при мне уже два раза приезжал мобильный многопрофильный военный госпиталь на 100 коек.

Когда все это началось по ковиду, я особо не прислушивался к тому, что мне говорили в кабинете. Ехал в "красную зону", общался с пациентами. Министр должен общаться с пациентами. Спрашивал, как их лечат, кормят, есть ли сложности с кислородом. Абхазия маленькое государство, у нас всего 240 тысяч человек. А, допустим, в Гудаутском ковидном госпитале лежало на тот момент 220 человек. Потом уже в центральных районных больницах открывались "красные зоны". И я ездил туда тоже. Сам приезжал к главному врачу в клинику. Решали возникающие проблемы. Должно ли так быть в большой стране? Не готов отвечать. Но я так понимал, что сидя в кабинете, в окно не увижу "красную зону". Надо было встать и поехать. Мы спали по три часа в лучшем случае.

 – Ковид ушел. А проблемы службы здоровья Абхазии…

 – Эдуард Бутба: Их немало. Прежде всего кадры. Реаниматологи, детские узкопрофильные специалисты, специалисты ультразвуковой диагностики - детской и взрослой, эндоскописты, аллергологи, детские хирурги... Тут тоже взаимодействуем с Российской Федерацией. Вот летом у нас, как правило, вспышки ротавирусной инфекции. В прошлом году благодаря поддержке Минздрава России из Башкирии приехали детские реаниматологи, детские инфекционисты. Разгрузили нашу службу.

 – Кроме России кто-то еще помогает?

 – Эдуард Бутба: Только Российская Федерация. Некоторые наши граждане едут, например, в Армению. Но там лечение только на платной основе.

 – А у нас ?

 – Эдуард Бутба: По полису ОМС. Большинство граждан Абхазии имеет второе гражданство - Российской Федерации, загранпаспорт российского образца и полис обязательного медицинского страхования. Не все операции можно провести в Абхазии. Скажем, стентирование, коронарографию. Едем в российские клиники, в частности в Краснодар в Первую краевую больницу имени Очаповского. Дружим с ее коллективом, с главным врачом Героем Труда академиком Владимиром Алексеевичем Порхановым, перед которым преклоняюсь. Он лично помогает.

Познакомились, когда Владимир Алексеевич приезжал в Абхазию и президент мне поручил его встретить. Я дал ему свою визитку и сказал: "Владимир Алексеевич, я вам даю свои контакты. Но ваши контакты не буду просить". Он спросил: "А почему ты не просишь мой номер?" Я говорю: "Если вы мне дадите ваш номер, вы должны знать, что я не буду смотреть на время. Буду звонить и в три часа ночи, и в пять утра, если это будет требоваться для спасения пациента". Порханов сказал: "Сработаемся. Записывай номер".

 – В министерской службе ко двору два ваших высших образования?

 – Эдуард Бутба: На мой взгляд, это просто необходимое сочетание.

 – Как в данном случае и двойное гражданство…

 – Эдуард Бутба: Именно. Моя семья из Москвы. И живет в Москве. Я вам так скажу. У нас нет медицинских вузов. Все знания, вся база знаний - это российское образование.

 – Как решаются вопросы лечения?

 – Эдуард Бутба: Я отменил часы приема. Любой человек может прийти в Минздрав Республики Абхазия, обратиться к министру. И если пациент приходит к министру и говорит, что нужна помощь, я не могу ему сказать: приходи во второй понедельник третьего месяца. Надо эту помощь оказать сегодня, сейчас. Я убрал часы приема. Когда меня нет на месте, есть телефон, и я всегда на связи. В этом формате мы работаем в круглосуточном режиме. Не надо смотреть на часы.

 – Сколько больниц в республике?

 – Эдуард Бутба: У нас семь районов. И в каждом центральные больницы - ЦРБ. Плюс пятнадцать профильных учреждений, которые подчиняются непосредственно минздраву. О всех сложных, тяжелых случаях главные врачи мне сразу докладывают.

Приведу только один случай. Поступила информация, что 74-летний мужчина упал с крыши дома. С высоты 11 метров. Перелом костей таза, множественный перелом ребер и так далее. В режиме телемедицины я, как травматолог, главный врач, как хирург, даем указания, как, на каком этапе себя вести. Я вижу снимки. Перелом сложный, мы его в республике не сможем собрать. Даже не каждая московская клиника взялась бы. В Республиканской больнице Сухум провели первую операцию по стабилизации. Потом позвонил Порханову. Владимир Алексеевич говорит: "Переводи пациента в Сочи в 4-ю больницу. А оттуда, если они не справятся, мы его заберем".

Переводим. В Сочи делают еще одну промежуточную операцию. Докладывают Порханову. Владимир Алексеевич посылает в Сочи вертолет санавиации, который доставляет пациента в Краснодар. Там проводятся две реконструктивные операции. И через 20 дней человек с палочкой выписывается, едет домой в Абхазию. И по сей день он приходит к нам, говорит спасибо за жизнь.

Это я к тому, что мы вместе, что не можем друг без друга. Учимся у Российской Федерации. Хирургическую службу, эндоскопическую вывели чуть на другой уровень. Государство, президент Абхазии, премьер-министр нам помогают. Еще из практики. Сотрудничаем с Российским онкоцентром имени Блохина. В нем наши пациенты получают помощь по полису ОМС.

 – Хоть раз был отказ?

 – Эдуард Бутба: Нет! Взаимодействуем с больницами имени Боткина, имени Юдина, с 67-й, 52-й, 62-й. Вчера был в Сеченовском медуниверситете, встречался с его удивительным ректором, академиком Петром Витальевичем Глыбочко. Это же первый мед! Это же моя альма-матер... Я с удовольствием припарковал машину и прошелся по Большой Пироговской. Вспомнил свою студенческую юность, студенческие годы…

 – Вернемся в Абхазию. Летний сезон. Туристов много?

 – Эдуард Бутба: Наплыв гостей. Я не называю людей туристами, я называю их нашими гостями. В Абхазию едут за положительными эмоциями. Но нет гарантий от тех же травм, солнечных ударов, отравлений. Иногда люди в состоянии эйфории не контролируют себя. К этому надо быть готовым. Потому уже проехал по всем лечебным учреждениям, проверил готовность.

 – Вот я решила отдыхать в Абхазии…

 – Эдуард Бутба: Приезжайте! Есть гостиницы. Водолечебница в Гаграх отремонтирована. Действует грязелечебница, источники природной минеральной воды. Есть радоновые ванны.

 – А санатории есть?

 – Эдуард Бутба: Пока с ними сложно. К сожалению, у нас был акцент на отели, на частные дома и так далее. А санатории… Нужны большие вложения. Нужны инвесторы, чтобы все это заработало. Это все надо возрождать. Сейчас ведь как? Приехали, 3-4 месяца сезон. И разъехались. В межсезонье ничего не работает. А надо, чтобы работало. Минздрав готов специально обучать кадры.

Мы сотрудничаем с Медицинской академией имени Сеченова по кадровому обеспечению, обучению и переобучению врачей, медсестер. Надеюсь справиться с кадровыми перегибами: пока с одной стороны дефицит определенных специалистов, с другой - переизбыток хирургов, стоматологов, гинекологов. Пришлось вводить некоторые запреты, целевую оплату за счет бюджета. Оплачиваем ординатуру только по тем специальностям, которые нам нужны. Это рентгенологи, ультразвуковисты, гастроэнтерологи, аллергологи.

Надо и будем ездить в российские клиники, перенимать опыт коллег. Петр Витальевич нас поддерживает. Да и как иначе? Абхазские медики ездят и по каким-то своим связям. Но мы хотим это сделать централизованно. Скажем, в год несколько человек поехали и отучились, допустим, по кардиологии. Многие ездят на конференции, участвуют в российских форумах. Сейчас же говорю о практической медицине, в частности о хирургии, когда надо поехать, поработать руками.

 – Ключевой вопрос: министр Бутба сейчас работает руками?

 – Эдуард Бутба: Сейчас не работаю, не получается.

 – Кроме медицины, министерского кабинета что еще в жизни есть?

 – Эдуард Бутба: Крепкая семья, дом. Когда нахожусь в России, хожу в кино с детьми. Недавно был на мультике с младшей дочкой. К сожалению, в Абхазии пока нет таких кинотеатров. А еще общение с друзьями. Мы, люди в белых халатах, умеем дружить, умеем ценить людей. К нам обращаются за помощью. В Телеграм у нас есть сайт "Минздрав Республики Абхазия". Я свою страничку веду. Чтобы оперативно решать вопросы, чтобы они не превращались в проблемы.

 – О чем мечтает министр здравоохранения Абхазии?

 – Эдуард Бутба: Чтобы у нас была такая служба здоровья, при которой возможен медицинский туризм. Мне четкие цели поставил президент страны: вывести здравоохранение на совершенно другой уровень. Понятно, что это невозможно сделать сразу, за один день. Но наш девиз - каждый день маленький плюс.

Визитная карточка

Эдуард Валерьянович Бутба родился в Абхазской ССР в 1974 году, в городе Очамчира. По национальности абхазец. Окончил школу с серебряной медалью и в 1991 году поступил в Московскую медицинскую академию имени Сеченова. До этого врачей в семье не было. Мама окончила химфак в Иваново. Папа - Ленинградскую лесотехническую академию. Есть два брата и две сестры. Трое окончили Московскую медицинскую академию. Один брат окончил Университет управления.

Супруга - врач-эндокринолог, выпускница Сеченовки. Две дочки.  

Ирина Краснопольская, «Российская газета»

https://rg.ru/2023/06/08/krasnaia-zona-iz-okna-ne-vidna.html


Прочитано 2830 раз Последнее изменение 12.06.2023
Image
Image
Image
Image
Информационное Агентство "АПСНЫПРЕСС" (РГУ "АПСНЫМЕДИА") © 2024
Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с абхазским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Использование любых аудио-, фото- и видеоматериалов, размещенных на сайте, допускается только с разрешения правообладателя и ссылкой на www.apsnypress.info.