ИНТЕРВЬЮ

26-июня-2023

Ирма Ануа: "Наркомания всегда заканчивается очень плохо"

Сухум. 26 июня 2023. Апсныпресс /Алексей Шамба/ Международный день борьбы со злоупотреблением наркотическими средствами и их незаконным оборотом отмечается 26 июня. Главный врач Республиканского наркологического диспансера Ирма Ануа в интервью корр. Апсныпресс рассказала о деятельности лечебного учреждения, особенностях работы с зависимыми от наркотиков и алкоголя людьми, а также дала несколько советов, как вовремя распознать первые признаки заболевания.

 – Ирма Константиновна, что самое трудное в вашей работе?

 – Самое трудное – это родственники пациентов, которые нередко раздражаются и злятся на своих больных близких и при этом ждут от врачей чуда, которого, как правило, не происходит.

 – Чем это можно объяснить?

 – Родственники наших больных - это созависимые люди, на них сказываются негативные последствия от употребления наркотиков близкими. Получается, что человек не пьет, не колется, а его нервы и состояние сердца часто расшатаны практически так же, как у зависимого.

 – Это одна из специфических особенностей наркологии?

 –  Да, представьте, что ваш родственник попал в терапию, хирургию или, например, кардиологию. Сколько моральных, физических и финансовых сил у вас это отберет? Его надо навещать, покупать лекарства – все это очень непросто, но рано или поздно человек выздоравливает, и все заканчивается  хорошо.  А в случае с  больным нашего профиля он сам является творцом своей болезни, если не смог вовремя остановиться. Но еще до попадания в диспансер его семья находится в стрессовом состоянии, а человек в это время получает удовольствие, которое стоит немалых денег. А потом он попадает в больницу, что ещё добавляет семье  новые проблемы.

 – В Абхазии практически ежедневно употребляют алкоголь, но зависимость от него не особо видна. Можно говорить о повышенной толерантности кавказцев к этанолу, или это миф?

 – Да, такая особенность действительно существует. Например, у представителей монголоидной расы алкогольная зависимость возникает быстрее, а заболевание протекает более выражено. Это генетика, она связана с особенностями ферментативной системы расщепления этанола. Но, если человек, не важно какой нации или расы, ежедневно выпивает, то в любом случае у него разовьется алкогольная зависимость –  у кого-то раньше, у кого-то позже. Бывают ситуации, когда человек долгое время употреблял алкоголь, затем в силу определенных обстоятельств переехал или сменил компанию и перестал пить до появления алкогольной зависимости. В таком случае есть шанс, что он не станет алкоголиком.

- Какие признаки указывают на то, что человеку уже необходимо обратиться за помощью к специалистам?

- Существует три основных стадии алкоголизма. На первой пациенты никогда не обращаются к врачам. Для пациента эта стадия еще не очень заметна, да и  для окружающих тоже. Такие люди больше похожи на заводил, организаторов посиделок, они часто являются душой компаний. Такой человек как бы всегда впереди подобных событий. Без него не обходится ни одно застолье. На второй стадии человек уже испытывает серьезные проблемы и может обратиться к нам сам, нередко под влиянием близких, а на третьей стадии больных уже привозят родственники.

 – В чем заключается лечение зависимостей?

 – Сначала мы проводим общее обследование, так как к алкоголизму и наркомании часто присоединяются и другие заболевания, например, сердца и печени.  Проводятся лабораторные исследования, УЗИ, рентген, детоксикация, симптоматическая терапия. Если необходимо, то подключаем врачей других специальностей – кардиологов, терапевтов, урологов. Каждый случай -  индивидуален,  и мы стараемся, чтобы оказанная помощь была комплексной, а пациент после лечения чувствовал себя хорошо как физически, так и психологически. Если человек пришел за помощью на второй стадии или в начале третьей, то лечение дает хорошие результаты. Больные восстанавливаются, чувствуют себя хорошо, у них поднимается настроение, появляется нормальный сон. Нередко они говорят врачам, что пить даже и не хочется. Но при определенной провоцирующей ситуации желание выпить может возникнуть, поэтому успокаиваться нельзя.

 – С пациентами проводится психологическая работа?

 – Да, проводятся беседы с психиатрами-наркологами и психологами. У нас есть группа анонимных алкоголиков и наркоманов, которые собираются в нашем наркодиспансере четыре раза в неделю. Это такая, скажем так, группа взаимопомощи. Кроме того, проводится и психо-стресс-терапия, которая в народе получила название "кодирование".

 –  Какие виды наркотиков сейчас в ходу, судя по вашим данным?

 – Марихуана в ходу у нас всегда, из опиатов популярен метадон, а из стимуляторов -  мефедрон. Что касается маковой соломки, то этого наркотика стало меньше.

 – Существуют различия в лечении зависимости от опиоидов и стимуляторов?

  – Да. Лечение зависимости от метадона очень насыщенное, требуется много различных препаратов и процедур, проводится мощная детоксикация и снятие ломки. Что касается мефедроновой зависимости, то она не требует сильной детоксикации, но от этого наркотика очень сильные нарушения психики, которые требуют серьезной психиатрической реабилитации. Поэтому говорить о том, что один вид наркотиков менее опасен, чем другой, нельзя. От употребления каждого вещества свои последствия, и все они тяжелые.

 – В обществе сформировался определенный стереотип, что наркозависимый – это опустившийся  человек, которого видно издалека, без семьи и т.д. Но в реальности они мало отличимы от других людей, у многих есть дети, работа, машина. А как в реальности обстоит дело?

 – То, что наркоманы не всегда заметны и даже в чем-то успешны, это до поры до времени. Я не знаю случаев, чтобы зависимый был долгое время успешен, имел хорошую работу, крепкую семью и дожил бы до старости. Такое может быть только в течение короткого  срока. Есть даже такое понятие – «розовый» период. В это время человек еще может скрывать от всех свою зависимость, у него еще есть деньги, ему еще верят, болезнь еще полностью не раскрылась. Но очень скоро изменения становятся заметными сначала семье, потом на работе, ему перестают доверять, постепенно прекращают с ним общаться. Позже подключаются проблемы с милицией  и здоровьем. Когда он обрастает всеми этими проблемами, тогда многие принимают решение бросить. Так что крутые бизнесмены, да еще и долгожители наркоманами не бывают.

 – Школьники стоят у вас на учете?

 – Нет, но это не означает, что их нет. В основном они употребляют марихуану и таблетки, например, прегабалин. Другие наркотики, как правило, присоединяются позже, так как сделать себе укол намного сложнее и страшнее, чем покурить или принять таблетку. Кстати сказать, внесение в список запрещенных препаратов, той же "лирики", заметно сократило ее употребление среди молодых людей.

 – На что обратить внимание родителям, чтобы вовремя заметить, что с детьми что-то происходит?

 – Надо понимать, что раздражительность и нервозность бывают у подростков и без наркотиков в силу переходного возраста, который стал более раним. Но есть ряд признаков, которые должны насторожить. Например, пропажа вещей или денег из дома,  или ребёнок вдруг стал спать в дневное время. Когда он заторможен, вялый или у него необъяснимые вспышки гнева. Очень важно понимать, с кем дружит ребенок, особенно после переезда в другой город или район.  Среда оказывает на подростков очень большое влияние, в некоторых случаях даже большее, чем семья. Бывают ситуации, когда из трех детей в одной семье один становится наркоманом, а двое других -  нет, и это все при одних и тех же родителях, но определенный микросоциум оказывает свое влияние. Контроль очень важен, но он становится бессмысленным, когда ребенок уже стал зависимым.

 – Многие больные часто боятся прийти в диспансер, считая, что постановка на учет сильно осложнит их жизнь. Как на самом деле происходит этот процесс?

 – Существует три вида учета: анонимный, профилактический и диспансерный. Два последних используются на третьей стадии зависимости или связаны с  нарушением закона. Если человек сам пришел за помощью, то мы ставим его на анонимный учет, что никаким образом не повлияет на его жизнь. Мы здесь для того, чтобы помочь, а не осложнить жизнь.

Ситуация часто развивается по такому сценарию. Сначала человек  боится зайти на консультацию, вдруг кто-то увидит его здесь и подумает, что он  наркоман. Потом он старается незаметно лечиться, затем осваивается, начинает выходить на балкон, активно общаться с прохожими. Мы же не можем его  насильно скрывать, если он сам ищет  общения.

Есть еще один момент. Как правило, больной думает, что никто не знает о его зависимости, так как он находится под воздействием веществ. Он думает, что самый умный, и ему удается от всех всё скрыть. Но это не так, просто больные   не воспринимают действительность реально.

 – Как вы считаете, зависимые от наркотиков – это больные или преступники?

 – Они в первую очередь больные люди, но их болезнь и  образ жизни очень часто приводят к криминальному поведению.

 – Что вы могли бы посоветовать людям, которые думают, что можно попробовать один раз, и ничего страшного не случится.

 – Есть вещи, которые лучше не пробовать. Просто нельзя и точка. Все ощущения, которые дают наркотики, существуют в обычной жизни. Если человек один раз попробует получить удовольствие от наркотиков, то он потеряет возможность получать эти ощущения от реальной жизни. Удовольствие от наркотиков тоже быстро пройдет. Через какое-то время человек будет употреблять только для того, чтобы просто выйти утром на улицу, хотя обычные люди делают это без всяких допингов. Наркомания всегда заканчивается очень плохо – либо болезнью, либо смертью, либо тюрьмой.

Фото Sputnik Абхазия. 


Прочитано 3903 раз Последнее изменение 26.06.2023
Image
Image
Image
Image
Информационное Агентство "АПСНЫПРЕСС" (РГУ "АПСНЫМЕДИА") © 2024
Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с абхазским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Использование любых аудио-, фото- и видеоматериалов, размещенных на сайте, допускается только с разрешения правообладателя и ссылкой на www.apsnypress.info.